Борис Курланд Женщина номер тринадцать Книга рассказов Борис Курланд


страница1/12
geo.na5bal.ru > Документы > Книга
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


Борис Курланд

Женщина номер тринадцать

Книга рассказов



Борис Курланд

Борис Курланд
Женщина номер тринадцать

Книга рассказов



Дюссельдорф

2015
Борис Курланд. Женщина номер тринадцать. Книга рассказов

Copyright © 2015 Борис Курланд

Редактор: Евгения Жмурко

В оформлении обложки использована

картина Эдуарда Гроссмана «Бытие»

Оформление Татьяны Давидовой

Издательство ZA-ZA Verlag: www.za-za.net

Düsseldorf, с. 183

ISBN: 978-1-326-39728-9

______________________
В сборник «Женщина номер тринадцать» вошли авторские рассказы разных лет, некий итог литературного творчества за последнее десятилетие. Большинство произведений увидели свет в бумажных и сетевых журналах, часть из них удостоилась званий лауреатов международных литературных конкурсов.
Из рецензии на рассказ «Искренне ваш, Гейне»:

«Мизансцена — все тот же букинистический магазин, Ульрих-отец, он же дед, он же пленный, он же возлюбленный на одну ночь. Все, frame construction. Катарсис? Ан нет. Вы недооцениваете Бориса Курланда. То, что сделал он, не умел и О'Генри, этот мастер неожиданных развязок! Стреляют сразу все ружья, сцена в дыму, читатели в шоке, а дамы в обмороке: Рассказчик открывает публике, ради чего затеян весь этот сыр-бор».

Наташа Борисова

Я покорил тебя невежеством



Константин Береговой вгляделся в темный зев зала. Со сцены казалось, что все места заняты, но он по опыту знал — всегда окажется, что есть несколько свободных мест. Пришедшие заранее, в большинстве зрители старшего возраста, занимали на всякий случай несколько дополнительных мест для родственников, знакомых или друзей, в основном в середине ряда. К началу концерта-встречи занятые места скромно пустовали, как пробелы между ровными рядами кресел-зубов, и это несмотря на то, что стены подпирали несколько десятков зрителей, не получивших мест. Константину иногда казалось, что когда-нибудь из темного провала зала выдвинутся хищные челюсти рядов, прихватят его вместе с гитарой и заглотят, не поперхнувшись. Он понимал, что иногда боится зрительного зала, вернее, боится того, что не сможет удержать публику, что популярность его катастрофически падает…

— Полный зал, старик, — хлопнул его по плечу старый приятель Евгений, Женя Поляков, Женька, некогда подвизавшийся на литературной ниве в качестве репортера с «места событий». В начале бурных девяностых, вовремя сообразив, что его репортажи интересуют только старушек, использующих печатный материал в качестве туалетной бумаги, поменял специальность и стал менеджером.

Они были друзьями еще со студенческой поры, когда КВН начинал свой триумфальный путь, заслушивались Высоцким, до дыр затирая ненадежные ленты на бобинных магнитофонах, коверкая слова песен, распевали Битлов, фирменные джинсы «Lee», перекупленные у фарцовщиков, стоили дороже дипломной работы, молодежь имела туманное понятие о презервативах, загранице и венерических болезнях. Это была неведомая до того сладкая, с привкусом недозволенности, приятно щекочущая нервы и пьянящая душу — относительная свобода!

— Сегодняшний гость не нуждается в особом представлении, он прекрасно известен по многочисленным песням, стихотворным сборникам, выступлениям на телевидении, он постоянный участник бардовских фестивалей, неоднократный лауреат и победитель конкурсов авторской песни, — Поляков драматическим жестом протянул руку в сторону мужчины лет, примерно, шестидесяти с аккуратным пробором, разделяющим посередине седые длинные — по моде почти сорокалетней давности — волосы, со слегка потухшими глазами, но с такой знакомой по многим фотографиям иронической улыбкой, как бы говорящей: а не пошли бы вы, друзья мои....

Береговой перекинул ремень гитары через плечо, провел пальцами по струнам, проверяя настрой, слегка кашлянул в микрофон, чтобы услышать себя в динамиках, и запел песню, которой он всегда начинал свои выступления — «Балладу об ушедшей любви».

Любовь ушла от нас с тобой

Не оглянулась,

Разлука посмотрела вслед

И улыбнулась.
При первых аккордах зал захлопал, но сразу же затих, прислушиваясь к каждому звуку и слову. Песня была старой, слегка избитой, он исполнял ее, наверное, тысячу раз, а может, и больше, но все равно она до сих пор пользовалась популярностью. Наверное, потому, что основные его слушатели, постаревшие мальчики и девочки семидесятых, с этой песней возвращались в свою уже неблизкую молодость, когда все они были молоды, самонадеянны, влюблены и бесстрашны.

Константина всегда удивляло, что молодежь, которая еще не родилась в те времена, когда эта баллада была написана, тоже знает её и подпевает вместе с людьми, помнящими его молодым, начинающим, подающим большие надежды бардом.

Примерно минут через тридцать он сделал небольшой перерыв, уступив место на сцене Женьке, рассказавшему под дружный смех непритязательных зрителей несколько пикантных историй из богемной жизни столицы, которые он, кстати сказать, выуживал из бульварных газетенок, любимого им чтива. Затем предприимчивый менеджер разыграл два диска с записями песен Константина между зрителями, объявив напоследок, что любой желающий может приобрести точно такие же диски без лотереи и без очереди сразу после концерта в фойе клуба.

Береговой без особого интереса наблюдал за приятелем, ему самому уже давно надоели разъезды по захолустным городам, где гостиницы напоминали казарменные помещения безликой мебелью, туалетами с ржавыми бачками и пустыми крючками для туалетной бумаги. Предвидя недостаток последней, Женя предусмотрительно прихватил несколько розовых рулонов с надписью на пластиковом пакете «Ваша реклама может быть здесь».

Последние полгода Константин вынужден был заниматься халтурой, утомительной и порядком надоевшей, но, тем не менее, дающей возможность подзаработать деньги, и неплохие. Возвращаясь в Москву после очередного турне, он несколько дней отдыхал, потом разносил долги по знакомым и приятелям, навещал двух своих бывших жен, обычно в разные дни, поскольку проводил с каждой из них примерно полчаса в кровати, бегло интересовался здоровьем детей и внуков, после чего звонил третьей жене.

— Деньги приготовил? — Инга никогда с ним не здоровалась, не интересовалась, где бывший муж пропадал последние несколько недель или месяцев. Услышав положительный ответ на свой финансовый запрос, она деловито сообщала, чтобы он ждал в определенном месте, к нему подъедут забрать алименты.

Пару лет назад, узнав о новом романе мужа с начинающей поэтессой, Инга просто выбросила его личные вещи из дому. При этом она не забыла тут же проинформировать об изменениях в личной жизни своего брата, здоровенного бугая, одного из руководителей местной бандитской группировки. При первой же попытке явиться к жене для объяснений и выяснений отношений, Береговой был жестоко избит.

— Забудь Ингу и Мотылька, — приказал бугай, кивнув квадратной головой на толстой шее, — не вздумай приближаться к дому, поэт долбанный.

Для большей убедительности он ткнул Константина в живот, отчего остатки пищи из желудка разбрызгались по снегу кормом для птиц.

Береговой обожал свою маленькую дочку, которую он ласково называл Мотыльком. Девочка порхала по квартире в коротеньких прозрачных платьицах, быстро перебирая ножками и взмахивая тонкими ручками. Бледным лицом и невесомыми движениями малышка напоминала ему маленькую бабочку. Так она выглядела, насколько ему помнилось, два года назад.
Константин оторвался от своих мыслей. Вторая половина концерта обычно включала неизбежные ответы на записки зрителей, монолог о дальнейших планах, которых давно уже не было, пару заготовленных историй, благодарность зрителям — заранее отработанный неизменный ритуал. На этот раз организаторы вечера поставили два переносных микрофона — по одному в каждом проходе довольно большого зала.

После стандартных вопросов, на которые у него уже давно были готовые ответы, к микрофону в дальнем левом углу подошла молодая девушка в кожаной куртке.

— Я хочу задать вопрос, связанный с выходом вашей первой книги рассказов. По правде говоря, книга понравилась, но мне кажется, что вы немного перебрали с постельными сценами, финал каждого рассказа почему-то оставляет героев неудовлетворенными своей сексуальной жизнью.

По залу прошел легкий шепоток, многие зрители обернулись, чтобы взглянуть на девушку, задавшую такой, прямо скажем, необычный и весьма смелый вопрос.

Береговой плохо видел девушку из-за неравномерного освещения в зале, она стояла в тени балкона, кроме того, ему уже давно надо было поменять очки на более сильные диоптрии.

— Большинство рассказов в моей книге основаны, в той или иной мере, на образах людей, с которыми мне приходилось встречаться, в каждом действующем лице есть немного от кого-то из них, — он остановился и повел взглядом по сотням лиц, глядящим на него. — По поводу постельных сцен… Не знаю, не знаю… Возможно, вы в чем-то и правы, но если посмотреть на это с другой стороны, то ведь у каждого из нас есть свой сексуальный опыт. Вероятно, и у вас он имеется....

— У меня нет сексуального опыта, — выпалила девушка под громкий смех зала, с интересом следящего за неожиданным диалогом.

— Ну, это как раз не проблема, вы подходите ко мне за кулисы после концерта, мы легко исправим этот недостаток.

Спохватившись, Береговой попытался извиниться за пошлую шутку, но его голос потонул в смехе и дружных аплодисментах зрителей.

Концерт закончился, как всегда, еще одной старой песней «Любовь вернется, ты жди ее». Несколько поклонниц поднесли букетики цветов.

На выходе из гримерной его поджидал Женя в обществе двух женщин — постарше и совсем молоденькой. Одну из них Константин сразу узнал — Валентина Пономарева,

яркая блондинка лет тридцати, владелица местного туристического агентства и шикарного офиса. Она спонсировала сегодняшний концерт, на программках концерта и на афишах на видном месте красовался логотип ее конторы. Рядом с ней стояла девушка лет двадцати, он сразу отметил яркие голубые глаза и пухлые губы, густо крашеные малиновой помадой.

— Я тут пригласил местных любительниц авторской песни, больших поклонниц твоего таланта, надеюсь, ты не против.

Приятель подмигнул и кивнул в сторону девушки: «Эта для тебя».

— Марьяна — представилась новая знакомая.

Ресторан находился в нескольких минутах ходьбы от зала, компания, естественно, разбилась на пары, Женя с Валентиной впереди, Константин с Марьяной чуть позади. Стоял крепкий кусачий морозец, пары шли довольно споро, скользя кожаными подошвами нарядных туфель по тонкой корке льда.

Услужливый швейцар поспешно вышел из-за стойки и помог снять пальто.

— Добро пожаловать Валентина Михайловна, — поздоровался он, — рады вас видеть.

— Повесь, как всегда, без номеров, — кивнула Пономарева.

Такой же услужливый до приторности официант провел гостей к забронированному заранее столику под раскидистой пальмой в широкой кадке, создающей иллюзию интимности. Валентина, не глядя в меню, уверенно сделала заказ на всех, попутно рекомендуя каждому что выбрать.

Пока ожидали первые блюда, Береговой разговорился с Марьяной. Девушка вела себя вначале немного скованно, но уже через несколько минут довольно бойко вступила в общий разговор, стала совершенно свободной и естественной, хотя по ней нельзя было сказать, что она завсегдатай ресторанов и прочих злачных мест. В ней были свобода и раскрепощенность молодости, которой, как помнил Константин, во многом было обделено его поколение.

Марьяна коротко рассказала о себе: двадцать лет, студентка филфака, курсовая работа на тему «Песни бардов в зеркале эпохи» привела ее на концерт.

— Если честно говорить, меня больше интересуют современные авторы, молодежные группы, — призналась девушка, — по моему мнению, эпоха песен под гитару у костра отошла в прошлое, — довольно смело заявила она.

Костя хмыкнул, но не обиделся, с интересом посмотрел на юную собеседницу, отметив про себя мимоходом, что разницу в возрасте рядом с ней он практически не ощущает и уж точно не чувствует себя мэтром, поучающим зеленую молодежь.

— Давай будем на ты, — предложил он, — и по имени, договорились?

Марьяна согласно кивнула и улыбнулась.

— Кто же уговорил тебя пойти на концерт немодного автора, да еще работающего в нелюбимом жанре?

— Угадал, мама уговорила. Она у меня начитанная, работает в городской библиотеке. Два дня назад принесла книжку с вашими… твоими стихами. Называется «Я покорил тебя....». Мне твои стихи показались довольно интересными, так что долго уговаривать не пришлось…

Я покорил тебя невежеством,

Нахальством, грубостью и хамством,

Анекдотами, не пахнущими свежестью

И мудростью, почерпанной в романсах, —

процитировал Костя. — Не самое лучшее, но зато откровенное. Это стихотворение я подарил своей студенческой любви. После окончания университета мы не виделись, наверное, лет пятнадцать-двадцать. Потом случайно встретились, вот я и написал ей стихотворение.

Он постучал вилкой по краешку бокала, наполненному вином.

— Да-а, были времена.... А мама, почему не пришла на вечер?

— Отец тяжело болен, не с кем его оставить. Днем соседка приходит ухаживать, а вечером некому.

Барабанщик маленького оркестра на низкой сцене отстучал громкую дробь. Лысый низкорослый мужчина со скрипкой в руке легонько похлопал по микрофону, призывая к всеобщему вниманию.

— Уважаемые гости нашего ресторана, мы рады сообщить вам о двух радостных событиях. Во-первых, у нашей уважаемой и всеми любимой Валентины Михайловны Пономаревой сегодня день рождения! Позвольте мне от своего имени и по поручению хозяев нашего ресторана поздравить Валечку и пожелать ей всего самого наилучшего! Ура!

Под бурные аплодисменты публики два официанта преподнесли имениннице огромную корзину роскошных цветов. Пономарева была явно польщена всеобщим вниманием и неожиданным поздравлением. На лице её появилась искренняя улыбка, холеное лицо порозовело, глаза засияли.

— Внимание, еще одно приятное сообщение, — конферансье поднял руку, прося тишины. — У нас в зале находится знаменитый поэт, писатель и артист Константин Береговой! Ура!

Вновь раздались аплодисменты, некоторые гости приподнялись с мест и вышли из-за столиков, чтобы получше разглядеть знаменитого гостя.

— Для нашей дорогой именинницы и всех гостей нашего замечательного вечера исполняется популярная песня «Миллион алых роз».

Женя разлил по бокалам шампанское и провозгласил:

— За нашу любимую Валечку! Здоровья и счастья, успехов тебе во всем, дорогая.

К столу подошли знакомые, малознакомые и совершенно посторонние люди с наполненными бокалами, послышались звон стекла, чмоканье поцелуев и громкие поздравления.

— Пойдем танцевать, — Марьяна решительно потянула Костю за рукав, — пожалуйста, я очень люблю эту песню.

Береговой покорно вошел, ведомый девушкой, в плотную толпу танцующих. Марьяна развернулась к нему лицом, обвила руками его шею, прижалась тесно к груди и положила голову на плечо. И Костя вдруг забыл, что ему скоро шестьдесят, что у него многолетние боли в пояснице, куча неоплаченных долгов, длинный хвост неразрешенных проблем и еще сотни вещей, которые в данный момент не имели никакого значения. Ему хотелось танцевать вот так, медленно, долго, не открывая глаз, ощущая, что весь мир — это два квадратных метра паркета и эта девушка, дарящая невесомость бытия, квинтэссенцию существования.

Уже во втором часу ночи, закончив праздничный ужин, компания уселась в служебную машину Валентины, и она скомандовала водителю, молодому парню, привычно и терпеливо поджидавшему хозяйку:

— Вначале в гостиницу «Мираж», потом ко мне домой.

В фойе гостиницы, за стойкой сидел ночной портье — парень в солидных очках, поблескивая круглой золоченой оправой — и читал книгу на английском языке, поминутно заглядывая в толстый словарь.

Увидев вошедшую пару, парень услужливо вскочил, достал ключ из ячейки и протянул его Косте. Даже номер комнаты называть не пришлось — вот они, плоды всесоюзной славы, не каждый день в провинциальной гостинице останавливается столичная знаменитость! Однако слава славой, а порядок есть порядок, это Костя тут же тоже ощутил на себе.

— Прошу прощения, господин Береговой, у нас категорически запрещается приводить гостей после двенадцати ночи, — портье указал на объявление, висящее на видном месте, переведенное для особо непонятливых еще и на английский.

— Я лучше поеду домой, — шепнула Марьяна, — чтобы неприятностей не было. 

— Подожди минутку, посиди вон там, на диванчике, сейчас все уладим, — отмахнулся Костя. Давно уже он не чувствовал себя таким всесильным и уверенным в себе.

Он наклонился к парню.

— Я вижу, Миша, — он рассмотрел имя парня на маленькой табличке, прикрепленной к пиджаку, — ты английским интересуешься. За границу собираешься.

Миша кивнул головой.

— Мечтаю поехать в Лондон поехать, сходить на Эбби Роуд...

— Так ты поклонник «Битлз», — восхитился Костя, перебивая Мишу, — я тоже. Вот здорово! Помнишь, у Ринго в песне: «With a little help from my friends».

— Would you believe in a love at first sight/ Yes I'm certain that it happens all the time, — напел Миша, довольно улыбаясь.

— Бесподобно, надеюсь, ты понял, что я имею в виду.

Миша с некоторым сомнением посмотрел на стареющего длинноволосого мужчину и молодую девушку, скромно сидящую в уголке на диване.

— У меня есть подарок для тебя, — Костя достал кошелек, и вынул из внутреннего отделения маленькую квадратную фотографию, снятую во время его краткого визита в Англию много лет назад.

Он приехал в Лондон в декабре 1979 года по приглашению лондонского общества любителей поэзии и журнала «London Poetry». Прогуливаясь по городу, Береговой наткнулся на афишу, извещающую о концерте Пола Маккартни, который тот давал вместе с женой Линдой и группой «Wings». Для гражданина России в те времена это было неслыханной удачей — попасть на концерт одного из легендарных «The Beatles». После концерта его провели за кулисы и представили Полу как «famous Russian songwriter». Сопровождающий Костю сотрудник посольства, худощавый мужчина с бегающими глазками, сфотографировал Пола вместе с Костей массивным «Поляроидом», тут же выдавшим готовую фотографию. Спустя пару минут живая легенда оставила на обратной стороне снимка размашистый автограф. Маленькая фотография, слегка выцветшая, с потертыми краями и тонкими трещинами, превратилась для Берегового в некий талисман, с которым он не расставался, ни при каких обстоятельствах. Фотография кочевала из одного кармана в другой, меняла кошельки, сумки, папки, портфели, только хозяин неизменно оставался тот же.

Миша смотрел на фотографию неверящим взглядом: автограф с обратной стороны и само изображение привели его в состояние, близкое к обмороку. Не может, ну никак не может такого быть, чтобы он, простой ночной портье Миша вдруг стал обладателем сокровища, о каком все российские битломаны не смеют и мечтать.

На четвертом этаже у выхода из лифта за маленьким столом с телефонным аппаратом и раскрытым: «Журналом учета посетителей и проживающих», дремала дежурная по этажу.

— Водочки желаете? — не открывая глаз, спросила она, — коньяк, кола, газированная вода, вино импортное....

— Вино какое?

— Грузинское.

Дежурная ловко вытащила из-под стола бутылку, два бумажных стаканчика и самодельный штопор.

В номере царил беспорядок, оставленный Береговым перед уходом на концерт. На двуспальной кровати валялись джинсы, пара рубашек, поношенный пиджак и сменный галстук. На полу возле кровати пристроился чемодан с откинутой крышкой, рядом валялись разбитые кроссовки с торчащими из них не очень свежими носками.

— Располагайся, я тут пока порядок наведу, — сказал Костя.

Марьяна ушла в ванную и закрыла за собой дверь. Оттуда девушка прокричала что-то неразборчивое, но равномерный шум воды заглушил ее слова.

Береговой быстро похватал разбросанные вещи, забросил их в шкаф, запихнул туда же чемодан и кроссовки, и уселся, не сняв пальто, на край кровати. Внезапно он почувствовал себя уставшим, старым, никому не нужным, противным самому себе до омерзения. Мысль о возможном бессилии прокралась в голову, проскользнула маленькими шажками по морщинам потрепанной души, пробежала по спине, вызвав нервную дрожь. Костя невольно поморщился, дернул головой, отгоняя страхи, и с силой, до боли, сжал кулаки.

Дверь ванной отворилась, он и не заметил, что вода перестала шуметь. Марьяна вышла розовая, свежая, обернутая в большое полотенце, завязанное узлом на груди.

— Ты покорил меня невежеством, нахальством, грубостью и хамством, — девушка подошла к нему, быстро перебирая босыми узкими ступнями и оставляя на несвежем гостиничном паркете влажные следы.

Она наклонилась и поцеловала Константина в губы, легко, нежно, словно пробуя неизвестный сорт вина на запах и вкус.

Береговой как будто раздвоился. Ему хотелось быть одновременно и грубым, чтобы она почувствовала в нем необыкновенно сильного мужчину, и нежным, чтобы с блеском продемонстрировать искусство любви, стать единственным, незабываемым мужчиной в ее жизни. Впервые за много лет Костя почувствовал быструю эрекцию, сдернув полотенце, уложил девушку на спину и поспешно вторгся в нее. Марьяна вскрикнула, ее глаза и губы сжались от боли, но уже через мгновение она загадочно улыбнулась, обхватила мужчину за плечи, и часто дыша, подалась навстречу, задвигалась в одном ритме с ним, пока он не упал на нее, обессиленный, опустошенный, абсолютно счастливый.

— Я тебе сделал больно, извини, — Костя нежно и благодарно поцеловал девушку в уголок сжатых все еще губ и улегся на спину рядом с ней. — Со мной давно такого не было, просто дико, безумно хотел тебя, ничего не мог с собой поделать, ну совсем как мальчишка в восемнадцать лет. Прости меня.

— Не нужно извиняться, всё хорошо, все правильно, я сама этого хотела. Вначале было немножко больно, зато потом было хорошо. Очень хорошо. Я рада, что это произошло с тобой, я благодарна тебе.

Костя приподнялся на локте и недоверчиво посмотрел на юную обнаженную женщину.

— Ты не шутишь? Ты девственница?!

— Была девственница, теперь женщина. Ты не пугайся, я уже давно хотела этого, мне скоро двадцать два, но не с кем было, правда. Вокруг студенты самодовольные, наглые подростки, алкоголики, наркоманы. Я даже представить не могла, что кто-то из них станет моим первым мужчиной. Одно время встречалась с молоденьким офицером, выпускником военной академии. Он был единственным сыном у пожилых родителей, даже познакомил с ними. Но дальше поцелуев у нас не заходило. Я думала, какой благородный, порядочный, бережет меня, не хочет трогать до свадьбы. Ну, думаю, ладно, пусть так и будет. Не знаю, как бы все у нас сложилось, но дальше случилось вот что. Однажды вечером возвращалась я домой от подруги и вдруг увидела его с каким-то парнем, они шли впереди меня. Что-то меня как подтолкнуло, я пошла за ними, сгорая от любопытства....

Марьяна взяла Костю за руку, нежно сжала ладонь и пристроила у себя на груди.

— Мой возлюбленный и его спутник свернули в переулок, я незаметно следом. Смотрю, а они целуются, да как! Взасос, страстно, не отрываясь! Со мной он так ни разу не целовался, представляешь! Я просто обалдела от такой картины, а когда отошла от остолбенения, то бросилась бежать куда подальше, в жизни так не бегала. Прохожие, наверное, меня за сумасшедшую принимали: бежит дурища по городу, чуть фонари не сбивает, а потом вдруг остановится и хохочет, просто ржет, как лошадь. Представляешь картинку?

Костя вскочил на ноги и подошел к столу.

— Предлагаю отпраздновать рождение женщины, — провозгласил он, открывая бутылку импортного вина, — и упрочить новый статус.

Проснулся Береговой поздно, надоедливый звонок телефона вырвал его из глубокого ровного сна. Давно уже он не спал так по-молодому крепко и спокойно: без сновидений, без внезапных пробуждений посреди ночи, сопровождаемых учащенным сердцебиением.

Марьяна ушла, не дождавшись его пробуждения, следов ее присутствия не осталось, лишь на тумбочке рядом с кроватью в бумажном стаканчике торчал билет на вчерашний концерт. На обратной стороне Костя прочитал: «Вернусь после обеда».

— Костя, — голос Жени вторгся в его сознание и резко ускорил такой неспешный и приятный возврат в обыденную действительность. — Как было вчера, рассказывай. В под-роб-нос-тях.

Последнее слово друг произнес по слогам, подчеркивая важность ожидаемой информации. У Кости внезапно возникло отчетливое желание послать старого приятеля по известному адресу, откуда возвращаются уже не друзьями, а обиженными врагами. Но он сдержал порыв души — все-таки старый друг! — мысленно досчитал до десяти и спокойно спросил:

— Ты где?

— У Вали, конечно, недавно проснулись. Ох и баба, просто класс, бомба ускоренного действия!. — Женя доверительно понизил голос. — У нее тут библиотека фильмов, в спальне три плоских телевизора на стенах и телекамера.

— Ну и что? — не понял Костя.

— Ты не прикидывайся, камера автоматически снимает происходящее и транслирует на экраны, понял? Обалдеть можно! Прикинь, впервые в жизни я увидел свою жопу крупным планом, во кино, представляешь?

Костя окончательно проснулся, у него не было ни малейшего желания представлять себе кино с задницей приятеля в главной роли. Может, в другом случае он и посмеялся бы вместе с другом, но после прекрасной волшебной ночи с юной девственницей, он был настроен на совершенно иной лад.

— Женя, откуда Марьяна появилась, ты мне так и не объяснил.

— Девушка подошла ко мне после концерта и сказала, что ты ее пригласил.

— Каким образом?

— А ты вспомни вопрос о твоей книге рассказов и о сексуальном опыте.

— Вот так номер, — протянул Костя, картинка в его голове начала проявляться более отчетливо.

— Вот именно, — заключил Женя. — Кто это вещал со сцены: «Приходите ко мне после концерта, мы решим вашу проблему». Вот и решил, молодец. Или не справился с задачей?

Береговой молча положил трубку. За все годы гастролей, встреч со зрителями, свиданий с поклонницами он впервые оказался в такой ситуации.

Телефон вновь зазвонил.

— Женя, — недовольно рявкнул Константин в трубку, — оставь меня в покое, у меня нет настроения для откровений.

— Простите за беспокойство, господин Береговой, — голос дежурного администратора был заискивающим и сладким до тошноты, — здесь женщина ждет, говорит, что она Ваша старая знакомая, хочет обязательно с Вами встретиться. Вы же знаете, — доверительно добавил он, — мы посторонних не пропускаем, тем более к Вам, но тут, кажется, особый случай, извините.

— Она молодая? — в голосе барда прозвучала скрытая надежда.

— Нет, не очень, — неуверенно произнес администратор, — что ей передать?

— Меня нет ни для кого.

— Костик, это я, Вика Ларионова, — женский голос, ворвавшийся в трубку, вернул его в далекую молодость...
Это произошло на втором курсе. Как и каждый год, в начале сентября студенты выехали на осенние работы в колхоз «на картошку». Особенно никто не надрывался, работали вполсилы, нормы выполнялись с трудом, а то и попросту приписывались, губы и кожа рук трескались от холода, но зато было весело. По вечерам собирались в колхозном клубе, скорее напоминающим сарай, если бы не сцена с ржавой стойкой от микрофона посредине. Еще в углу притулилось раздолбанное пианино с торчащими клавишами, и завершал пейзаж оазиса сельской культуры большой грязный экран, на котором раз в неделю крутили привозные фильмы пятой категории — хрипящий звук, неразличимые слова, рваная пленка…

По вечерам танцевали под дряхлый астматический патефон или под музыку приезжих студенческих музыкальных ансамблей. По окончании концертной программы стулья в зале сдвигались к стенкам, образуя танцплощадку. После пары разгонных песен настроение в клубе начинало подниматься соответственно градусу местного пятизвездочного самогона. Пустое пространство в центре зала постепенно заполнялось танцующими парами разной степени грациозности и устойчивости... Более смелые, а может, более пьяные «кавалеры» приглашали «прекрасных дам», одетых в теплые брюки или шаровары, но зато в городских туфлях на высоких каблуках.

Костя Береговой играл на гитаре в ансамбле с аккордеонистом, саксофонистом и ударником. Вместе с ними разъезжали певица, двое ребят, разыгрывающих короткие юморески и танцевальная группа — три девушки и парень инфантильного вида. Почти каждый день группа выступала в новом месте, куда добирались в допотопном автобусе по разбитым дорогам. Приезжали, как правило, за полчаса до начала концерта, наскоро перекусывали бутербродами, запивали лимонадом и начинали устанавливать аппаратуру: два микрофона, две усилительные колонки на сцене, затем подключиться к электросети, проверить звук — и все готово, можно выступать.

В одном из колхозов руководитель студенческой группы забыл договориться о ночлеге для ансамбля. Обычно после окончания танцев расходились спать по сельским домам — музыканты и юмористы вместе, танцоры отдельно.

Ну, раз сложились такие обстоятельства, решили заночевать всем коллективом на сцене: притащили матрасы и одеяла, разложили в ряд и улеглись спать.

Ночью Костя почувствовал теплое дыхание на лице. Он попытался что-то сказать, но невидимая рука прижалась к его губам.

— Не шуми, это я Вика, — шепнул девичий голос в ухо, — повернись на бок, лицом ко мне.

Виктория Ларионова появилась в ансамбле недавно, она заменила одну из танцовщиц, которая растянула мышцы на ноге. Костя несколько раз ловил на себе взгляд стройной русоволосой девушки со смешинками в глазах, но по молодости он был довольно стеснительным, а в обращении с женским полом, можно сказать, чрезмерно стеснительным.

Костя послушно повернулся на бок и увидел перед собой блестящие сверкающие глаза. Каким образом они могли светиться в полной темноте, так и осталось для него загадкой.

Вика притянула голову юноши к себе и жарко зашептала:

— Поцелуй меня, не бойся.

Студент неумело ткнулся в сухие губы и прижался к ним внезапно пересохшим ртом, стараясь не дышать.

— Ладно, девственник, я все сделаю сама, — он почувствовал, как девичья рука решительно расстегнула ширинку брюк, проникла внутрь и завладела его неопытным мужским достоинством.

Девушка потянула его к себе, он почти проник во влажную промежность, но теплая липкая жидкость внезапно выплеснулась ему на бедро, оставив чувство стыда и белые пятна на брюках...

В течение учебного года они встречались почти каждый день. Пока было тепло, влюбленные гуляли в парках или сидели на садовых скамейках, дожидаясь темноты, с наступлением холодов брали билеты в кино, садились на последний, обычно пустовавший ряд, целовались или занимались любовью.

— Пришло время расставаться, — внезапно объявила Виктория обалдевшему Косте перед летними каникулами, — мы семьей переезжаем в другой город, там отцу предложили руководящую работу.

Потом выяснилось, что подруга соврала. Виктория никуда не уехала, она вышла замуж за мужчину намного старше себя, но зато «устроенного, с квартирой», как объяснила она при случайной встрече с пораженным Костей в филармонии на концерте модного виолончелиста...

Береговой спустился в холл гостиницы и осмотрелся. За стойкой бара спиной к нему сидела женщина с сигаретой в отставленной руке и разговаривала с девушкой за стойкой.

— Вика? — неуверенно позвал Костя.

Женщина медленно развернулась, слезла с высокого стула, подошла к нему и протянула руки.

— Ну, здравствуй, Костик, сколько лет, сколько зим, — Вика обняла его и прижалась к щеке, от нее пахнуло табаком, смешанным с запахом травяной настойки и каких-то других пахучих лекарств.

Ларионова была похожа на себя ту, прошлую, но очень отдаленно. Лицо расплылось, глаза сузились до узких щелочек с морщинами по краям, двойной подбородок скрывал шею, когда она улыбнулась, на передних зубах сверкнули две золотые коронки. Плохо покрашенные волосы проблескивали сединой, особенно заметной у корней.

— Это мой Костя, — заявила Вика, обращаясь к девушке за стойкой, — знаменитый поэт и бард. Автограф потом, — шутливо добавила она, усаживаясь за пустой столик.

Подошедшая официантка деловито вытерла столик, принесла стакан чая, чашку кофе и чистую пепельницу.

— А я ведь все про тебя знаю, — Вика ткнула окурок в пепельницу и затянулась новой сигаретой. — Береговой по радио, на телевидении, в журналах. Одно время собирала статьи про тебя, интервью, фотографии с разными знаменитостями, а потом перестала. Квартира у меня маленькая, места не хватает, уж больно много про тебя пишут.

Ему захотелось встать и уйти, но чтобы чем-то занять себя он отпил глоток горького чая.

— Ты много куришь, легкие беречь надо.

Вика махнула рукой.

— Наплевать, все равно жизнь пошла не по тем рельсам....

Костя медленно допил чай и осторожно спросил:

— Вика, скажи честно, для чего ты пришла? Не думаю, что тебя вдруг одолела ностальгия. Тогда в чем причина?

— Помнишь нашу встречу лет двадцать назад в Саратове? Ты приехал на гастроли, красавец-мужчина в расцвете сил, знаменитость, супермен, мегазвезда, для провинции, конечно. Бабы на тебя буквально вешались. Мы с мужем пришли к тебе за кулисы, тогда ты встретил меня более приветливо, — женщина закашлялась, не разжимая губ, долгим, частым кашлем, вытащила платок и промокнула мокрые губы. — Извини, простыла.

Неприятное предчувствие закралось Косте в душу, по коже пробежал противный липкий озноб.

— После концерта ты приехал к нам домой. Мужа срочно вызвали на работу, вначале мы с тобой сидели за столом, как старые друзья, а потом…

Костя смутно и отрывочно помнил, что было потом. Они выпили на брудершафт, начали целоваться, он подхватил Вику на руки и отнес в спальню…

— Что было, то было, — сухо ответил он, втайне надеясь, что на этом приятные воспоминания и закончатся.

— Костик, у меня есть дочка, твоя дочь. Я хочу рассказать ей о том, кто её отец, ты должен знать об этом. Мне ничего от тебя не надо, не подумай, я просто хотела сообщить тебе. Ты имеешь право знать, она тоже. Вот и все.

Береговой пожалел о том, что согласился встретиться с давно забытой подругой. Новость не произвела на него того действия, на которое, видимо, рассчитывала Вика. Если даже это и было правдой, он не хотел принимать участие в программе «Жди меня». Ему не нужна новая дочь, новая проблема в его и так запутанной жизни, ускоряющей свой бег к неизбежному концу, он не желал искать очередной новый выход в очередной тупик.

Виктория, по-видимому, ожидала любую реакцию, кроме равнодушия.

— Вчера вечером я уговорила Марьяну пойти на твой концерт, хотела услышать подробности, но она вернулась под утро, так что мы не успели поговорить. Сейчас она дежурит возле моего мужа, он очень болен…

Костя резко встал и быстро пошел через холл к лифту, не оглядываясь, не ускоряя и не замедляя шаг.

Войдя в номер, Береговой уселся на кровать и некоторое время сидел неподвижно, словно статуя, изображающая человеческое отчаяние. Внезапно он ожил и яростно принялся колотить себя кулаками по голове до тех пор, пока комната не закружилась, плотный туман поплыл перед глазами, подступившая тошнота вызвала резкие спазмы и боль в животе, его вырвало прямо на простыню. Бросив мутный взгляд на окрашенную грязно-коричневыми рвотными массами гостиничную постель, Костя схватил зачехленную гитару, чуть не бегом, никого и ничего не видя, спустился по лестнице вниз. Выбежав из гостиницы в одном пиджаке, поймал первое попавшееся такси, доехал до вокзала, где купил билет на ближайший поезд. Дождался отправления, спросил проводника, когда будет следующая остановка, услышал в ответ, что только через два часа, а пока поезд идет по безлюдной тундре. Через несколько минут, не выпуская из рук гитару, вышел в пустой тамбур, ловко открыл замок и распахнул дверь вагона. На мгновение стук колес оглушил его, он чуть качнулся назад, размахнулся и выбросил гитару в холодную тьму, вдохнул режущий легкие снежный воздух и выпрыгнул в вечность.
Виктория вернулась домой в скверном настроении. Марьяна сидела в изголовье кровати отца и читала книгу. Увидев мать, поспешно встала и помогла той снять пальто.

— Как отец? — Виктория посмотрела на мужа, старого беспомощного мужчину с небритым лицом и впавшими скулами, превратившегося в ненужную тягостную обузу.

Ей не надо было выходить за него замуж, жизнь с ним оказалась сплошной морокой и маятой. Ко всем его недостаткам он оказался бесплодным. Забеременев тогда от Берегового, она срочно сделала аборт, так сказать, ради семейного спокойствия. Надо было рожать, да смелости не хватило. Хорошо, хоть Марьянку удалось удочерить, в детском доме предлагали много детей, а вот именно она приглянулась.

Марьяна покрутилась перед зеркалом в прихожей, в очередной раз провела помадой по и без того малиновым губам и поцеловала Викторию.

— Буду поздно, мам, ты не беспокойся, у меня свидание с любимым.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

Поделиться в соцсетях



Похожие:

Борис Курланд Женщина номер тринадцать Книга рассказов Борис Курланд iconСлова Ф. не только произнос в церкви,но и печатались. Жанр проповедь....
Нерегуляр. В изд. Газеты акт учас приним царь и его сподвижн: Меньшиков,Апраксин,Шафиров. 1-й ред-р газ – дир-р печат двора Федор...

Борис Курланд Женщина номер тринадцать Книга рассказов Борис Курланд iconКонсультация для родителей
Книга учит «вглядываться» в человека, видеть и понимать его, воспитывает человечность. Прочитанная в детстве книга, оставляет более...

Борис Курланд Женщина номер тринадцать Книга рассказов Борис Курланд iconОдарённый из рода Ривас Текущая книга
Главное для него устроиться в этом мире, причём устроиться так, чтобы другим неповадно было с благодарностью следую совету читателя...

Борис Курланд Женщина номер тринадцать Книга рассказов Борис Курланд iconУчебник "EnjoyEnglish; книга для учителя; рабочая тетрадь; книга...
Данная рабочая программа по английскому языку предназначена для обучения английскому языку на базовом уровне в общеобразовательном...

Борис Курланд Женщина номер тринадцать Книга рассказов Борис Курланд iconПроект «Нам книги в будущее дверь откроют» Автор: Андреева Анна Павловна Место выполнения работы
Ещё не умея читать, он слышит от мамы колыбельные песенки, потешки, сказки. Часто ли мы, педагоги, задаем себе вопрос: «Что принесет...

Борис Курланд Женщина номер тринадцать Книга рассказов Борис Курланд iconГ. Р. Державин о семирамида Севера!
России и занимала собой весь мир, от Фридриха II и энциклопедистов до крымских ханов и кочующих киргизов… Как будто великая женщина...

Борис Курланд Женщина номер тринадцать Книга рассказов Борис Курланд icon«Жизнь малых деревень Качугского района. Магдан» Магдан
Качуга по карте и в 105 км от него же по связывающей их дороге. По данным Всероссийской переписи населения 2010 года, население составляет...

Борис Курланд Женщина номер тринадцать Книга рассказов Борис Курланд iconКнига публикуется с разрешения
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования

Борис Курланд Женщина номер тринадцать Книга рассказов Борис Курланд iconАнализ участия чоу-сош «Новый путь» в конкурсах I полугод
Всероссийский конкурс «Навстречу … и три точки издательства «Книга по требованию»

Борис Курланд Женщина номер тринадцать Книга рассказов Борис Курланд iconОбщие вопросы
Мбоу «сош №1» г. Гурьевска была образована в 1964 году. Лицензия на право осуществления образовательной деятельности по утвержденным...


География




При копировании материала укажите ссылку © 2000-2017
контакты
geo.na5bal.ru
..На главную